Гроссмейстер

Ан.КУЗНЕЦОВ «Шахматы в СССР» №5 1980.

Что выше — практическая игра или шахматная композиция?
— Предметы разные, существуют сами по себе… — скажут одни. Ответ, вроде бы, самый верный. И самый тривиальный тоже. И бесстрастный. А ведь речь о том, что мы любим!

«…Мне глубоко симпатична сама идея композиции. Я был бы счастлив творить совсем один, без необходимости — как это случается в партии — сообразовывать свой план с планом противника, чтобы достичь чего-нибудь, представляющего ценность».

«…Шахматный композитор не разрушает, как играющий шахматист, свое творение… Фигуры в его руках подобны кирпичам в руках строителя… Случай, произвол и сомнения вырастают в композиции в закономерность, порядок, уверенность».

А вот эти высказывания принадлежат: первое — чемпиону мира в практической игре Александру Алехину, второе — «королю» чешских задач Мирославу Хавелю.

Как становятся этюдистами? Конечно, бывает по-всякому, но обычная последовательность такова: сначала борьба за доской, затем решение — сперва задач, потом этюдов и, наконец, их составление — чаще всего в том же порядке.

Именно так, привычно и обыденно, начинался творческий путь Каспаряна. В своем сборнике «Избранные этюды и партии» (1959) он написал: «В шахматы меня научил играть старший брат, когда мне было 14 лет… С 1926 г. я начал принимать участие в тифлисских турнирах… В период 1926—1927 гг. Г. Я. Левенфиш редактировал отдел в газете «Заря Востока». Я усердно принялся за решение задач и этюдов… Любовь к этюдам пришла не сразу. Первоначально я увлекался составлением задач… Мой первый этюд был составлен в 1928 г., но по-настоящему я взялся за этюдную композицию в 1929 г. Вскоре я совершенно отошел от составления задач и полностью сосредоточил свое внимание на этюдах».

Составление задач наложило отпечаток на первые шаги Каспаряна-этюдиста.

Трудности синтеза двух эхо-хамелеонных матов преодолены, бесспорно, изобретательно. Но начальная позиция чересчур напряженная (под боем, и неоднократным, все фигуры), игра жестко форсирована (по существу без этюдных тонкостей), да и ведется на узком оперативном поле всего-то от «а» до «d»…

Очень скоро стала ясной необходимость резко изменить курс. Видимо, это произошло так.

Каспарян пишет: «Этюд был составлен под впечатлением окончания партии Левенфиш — Романовский (VIII первенство СССР, 1933 г.). Белые: Kh1, Qс7, pg2, ph3; черные: Kh4, Qе3, pс4, pg5, ph5. Здесь последовало 55.. .Qс1? 56. Kh2 Qf4 57. g3».

Этюд совсем иной, нежели 1. Начальная расстановка спокойная, естественная. Словно бы фрагмент действительно игравшейся партии. Из штиля рождается буря: с противоборством замыслов, с молниями-жертвами, с эластичностью цугцванга. Контраст изначальной безмятежности и безудержной динамики сюжета рождает впечатление подлинной этюдности.

Думается, как раз прикосновение к практической партии, словно Антея к матери-Земле, дало Каспаряну могучий творческий импульс на долгие годы.

К концу 30-х годов в творчестве Каспаряна появились еще две линии, пронизывающие, как увидим, весь его путь в этюде.

Пока что только два шага…

Позиционная ничья. Пока что довольно простая…

Похоже, что уже в довоенный период идейно-эстетическое становление Каспаряна, как этюдиста, вполне завершилось. Если исключить отдельные романтические сполохи, то четко прорисовались три основные линии его творчества. Первая, по-моему, самая сильная — игровые сюжетные этюды. Она влияет, внедряется и порою даже сливается с двумя другими его увлечениями — систематическими движениями комплекса фигур и разного рода позиционными ничьими.

Послевоенные годы, когда этюдная муза Каспаряна заговорила в полный голос, подтверждают сказанное.

Каспарян замечает: «Этот этюд я отношу к числу своих лучших произведений». Но почему не «самый лучший»? Гармония формы и содержания, безыскусственность сюжета, особая элегантность игры, глубинный подтекст борьбы — изумительные!

Уникальное по параметрам систематическое движение с четырьмя эхо-хамелеонными повторами, когда движется целый караван из восьми фигур.

Pages: 1 2
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии