Посылка в ХХХ век

Автор статьи: Леонард Кацнельсон (опубликована в журнале «Шахматная Композиция» №7 1993г.)

Л.Кацнельсон, Е.Леун, Н.Кралин

 

Для начала напомню известные факты. Знаменитый этюд Фернандо Сааведры имеет необычную историю своего рождения.

В 1895г. шотландская газета “Glasgow Weekly Citizen” опубликовала этюд Ж.Барбье: Белые: Крb6, п.с7; Черные: Кра1, Лd5, с заданием “черные начинают и делают ничью”. Автор объединил идеи пата и систематического движения двух фигур, ранее врозь появившиеся в печати.

Спустя несколько дней редакцию посетил испанский аббат Ф.Сааведра. Он показал опровержение этюда, которое своей красотой и парадоксальностью произвело впечатление разорвавшейся бомбы. Можно представить, как потрясен был аббат, если ему захотелось увидеть живую реакцию на свое открытие. На своем специальном заседании сотрудники шахматного отдела редакции (среди них был и Ж.Барбье) вынесли решение: именовать этюд с измененным заданием и добавлением естественного первого хода этюдом Сааведры, о чем было сообщено в газете.

С тех пор неожиданная находка аббата около 100 лет восхищает любителей шахмат. Сам же Сааведра до своей смерти в 1922г. мог наблюдать триумфальное шествие этюда по страницам печати, но больше не составил ни одного этюда.

Хотя “проверить алгеброй гармонию” занятие неблагодарное, хочется найти объяснение, чем так нравится всем этот этюд. Рассмотрим подробнее решение.

При наличии всего 4 фигур этюд имеет 6 фаз, не одинаковых по эстетическому заряду, но гармонично слитых в единое целое.

1. Очевидный первый ход создает роковую угрозу появления ферзя 1.с7.

2. Пешку белых можно задержать, лишь выманив короля на вертикаль “с”, чтобы обеспечить ладье шах снизу. Поэтому в попытке дать вечный шах проходит систематическое движение белого короля и черной ладьи. 1…Лd6+ 2.Крb5 Лd5+ 3.Крb4 Лd4+ 4.Крc3 [Крb3] Лd1 [Лd3+]. Последний ход белых имеет дуаль, мало влияющую на общий рисунок игры.

3. Белый король парирует вечный шах, найдя для себя единственное место 5.Крс2!

4. В ответ черные строят ловушку, готовясь после превращения пешки в ферзя жертвой ладьи добиться пата 5…Лd4! Тематический ложный след 6.с8Ф? Лс4+ 7.Ф:с4 пат.

5. Внезапно белые превращают пешку в ладью, избегая пата и, как ни странно, развивая атаку 6. с8Л! Ла4 (защита от мата).

6. Наконец, следует еще один эффектный ход, меняющий направление атаки с одновременным нападением на черную ладью, любой уход которой из-под боя ведет к мату превращенной ладьей. 7.Крb3! Л~ 8.Лс1х. Как видим, накал взаимной борьбы нарастал с каждым ходом.

Казалось бы Сааведра добавил всего 2 фазы, чтобы не сказать два хода, но содержание этюда увеличилось неизмеримо, подобно отражению в двух зеркалах, поставленных друг против друга. На чашу весов и черных, и белых добавлено щедрой рукой. Контригра черных стала гораздо глубже, а атака белых более изощренной. Этюд перешел в разряд шедевров.

Таких этюдов, как позиция Ж.Барбье (будь она правильной) – многие сотни, как этюд Ф.Сааведры – единицы.

В 1975 г. гроссмейстер шахматного этюда Г.М.Каспарян высказал мнение, что позиция этюда Сааведры должна принадлежать двум авторам. Впервые в своей книге “555 этюдов-миниатюр” он привел ее под фамилиями Ж.Барбье и Ф.Сааведры. При всем уважении к гроссмейстеру не могу разделить это мнение по следующим причинам.

1. Насколько мне известно, решение газеты об авторстве этюда ни у кого тогда не вызывало возражений, включая Ж.Барбье, и не подвергалось серьезной критике в течение многих десятилетий вплоть до 1975 г.

2. В позиции Сааведры возник, этюд-перевертыш, в котором идея Барбье целиком присутствует в ложном следе. В истории шахматного этюда таких примеров достаточно. Преодоление идеи с переменой цветов фигур и задания является одним из методов создания этюда.

3. Как говорилось выше, этюд стал на порядок богаче и ярче по содержанию. Хотя эстетическое воздействие обеих позиций количественной оценке не поддается, думаю примерное соотношение 25:1 в пользу Сааведры не будет преувеличением, т.е. налицо неравенство творческого вклада по конечному результату.

Возникновение этюда Ф.Сааведры, таким образом, косвенно связано с именем Ж.Барбье, который вошел в историю этюда своей упущенной возможностью.

Неоспоримо велико влияние этюда Сааведры на развитие этюдного творчества, причем по двум направлениям: вариация или усложнение самой идеи этюда и как эталон гармонии формы и содержания при минимальном материале.

Есть масса примеров для подтверждения этого постулата (среди них выделяется этюд С.Либуркина, в котором к превращению пешки в ладью непринужденно добавлено параллельное превращение в слона), но это уже другая история.

А все вышесказанное позволяет без преувеличения назвать этюд Ф.Сааведры посылкой в XXX век.

P.S. Википедия об этюде Ф.Сааведры.

3 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Перваков
Перваков
3 лет назад

Карен, мой соавтор, на днях поразил: приснилась, якобы, ему пешка на b6 в этюде Сааведры. Сказал: не разочаровывай сразу, если было. Да было, Кареша, было! Раз 10, а то и больше!

Но – удивился я! С логикой никто!.. И вот бодаемся вторую неделю с Карешой. Не смей трогать Сааведру!, – кричит… А Перваков неожиданно совершенно оригинальный zz нашел с лс, второй этюд в этюде. Нужен ли он? Сам не знаю. Но то что раздвигает горизонты – точно! Каспарян с Либуркиным точно были бы рады… А Кареша вопит: не смей, сволочь!.. И что мне делать??

 

Перваков
Перваков
3 лет назад
Ответ на  Didukh

Где засветился, там и покажу. Завтра. Две версии сразу. Вторую просто вброшу – не интересна она мне. Хотя приличный этюд из нее вполне можно сделать кому-то. А Кареше “вектор цинизма” – красиво он написал! – в ней понравился!.. И дискуссию заодно откроем – нужны ли такие этюды или нет.