Итоги 2019 года

Соревнования. WCCI 2016-18. В июне были объявлены итоги личного чемпионата мира. В четвертый раз титул завоевал Олег Перваков, серебро взял Мартин Мински, бронза у Стеффена Нильсена. Четвертым лишним оказался С.Дидух. А больше всех ошалел от судейства Ю.Базлов. С высоты своего девятого места он сбросил десятки длинных комментариев об уровне младших коллег на страницу, где детально разобраны этюды, получившие от судей самые высокие баллы.

Ежегодный Кубок ФИДЕ завоевал С.Дидух. И вместо поздравлений получил порцию критики от ошалевшего и четырехкратного. Зачем было так гавкать на “звезду” в год свиньи?

Самым удачным конкурсом в минувшем году я бы назвал мемориал В.Брон-110.

Идеей 2019 года стала жертва ферзя.

Подсчет призов. В 2019 году подведены итоги 26 конкурсов. Вместе с разделами их число увеличивается до 34. Список самых успешных составителей выглядит так (в скобках количество первых призов):

Книги. Вышли три книги об этюдах на русском языке: «Актеры шахматной доски» В.Лебедева (мой отзыв), моя «100 шахматных этюдов» и переведенная с английского «100 этюдов Олега Первакова» С.Н.Ткаченко.

80-летний юбилей отпраздновал Валерий Петрович Власенко. Поздравления и брошюра с 66 лучшими этюдами юбиляра здесь. Автобиографический очерк на этой странице.

Потери. В 2019 году умер Пал Бенко. Незадолго до смерти были подведены итоги конкурса, приуроченного к его 90-летию.

6 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Юрий Базлов
Юрий Базлов
2 лет назад

Ошалел – это правильно. Но не от судейства, а от его уровня. И моё девятое место здесь ни при чём. Судьи (я с удовольствием сейчас взял бы это слово в кавычки) максимально постарались протащить в призёры и в Альбом самих себя и людей своего круга, в который, к счастью, я не вхожу. Все 36 (!) работ, присланных первой шестёркой участников, из которых трое(!) являлись арбитрами, с очень хорошими оценками напрямую отобрались в сборник лучших этюдов трёхлетия. Однако качество подавляющего большинства этих “шедевров” было настолько низким (и вы это отлично знаете), что под сомнением оказалась не только компетентность судей, но и их порядочность. С таким неприкрытым цинизмом, таким неуважительным отношением к нашему искусству мне почти за 60 лет в композиции сталкиваться ещё не приходилось. Была бы возможность, они и Первакова отодвинули бы на обочину WCCI. Лишь один балл с небольшим отделил судью и “серебряного” призёра М.Мински от победителя – ставить их рядом не посмел бы ни один мало-мальски честный, знающий своё дело арбитр.  Уверен, что с такими работами на любом чемпионате СССР нечего было бы и рассчитывать на место выше второй десятки. Что же касается достижений в уходящем году, то кроме 3-4 этюдов Олега на память, несмотря на множество наград, завоёванных другими композиторами, ничего более яркого и интересного не приходит. Ваша победа на Кубке Мира не вызывала бы сомнений, не будь идея вашего произведения затёртой, как second hand.

Юрий Базлов
Юрий Базлов
2 лет назад
Ответ на  Юрий Базлов

Честнее было бы написать: “получившие от судей (они же призёры, которые  оценивали друг друга и своих приятелей) самые высокие баллы”.

Martin Minski
Martin Minski
2 лет назад

Oh no! I am the biggest pig! It’s really time to say good bye.

Юрий Базлов
Юрий Базлов
2 лет назад
Ответ на  Martin Minski

О да, Мартин. Читая вашу прощальную исповедь, я вспомнил, не знаю, как у вас, а у нас достаточно известного, писателя В.Набокова — может, эта фамилия вам что-то говорит. Полистайте на досуге, если найдёте, его «Защиту Лужина», но лучше — «Другие берега» (заключительную часть). Возможно, он прославился бы как шахматный композитор (в чём я сомневаюсь), но он больше любил литературное творчество. И, наверно, правильно делал, хотя оно было достаточно выморочным, эстетствующим и больше рассудочным, чем затрагивающим душу и чувства. Ваши мысли чем-то схожи с его. «В продолжение двадцати лет эмигрантской жизни в Европе я посвящал чудовищное количество времени составлению шахматных задач. Это сложное, восхитительное и никчёмное искусство…Для этого сочинительства нужен не только изощрённый технический опыт, но и вдохновение, и вдохновение это принадлежит к какому-то сборному, музыкально-математически-поэтическому типу…Ощущение было, повторяю, очень сладостное, и единственное моё возражение против шахматной композиции — это то, что я ради неё загубил столько часов, которые тогда, в мои наиболее плодотворные, кипучие годы, я беспечно отнимал у писательства» (В.Набоков «Другие берега»).Вы пишете, что составили более 600 этюдов — это почти втрое больше, чем у меня. А зачем, если считаете своё увлечение напрасно потраченным временем? Зачем эти чемпионаты, призовые места, преклонение перед ложными авторитетами, которые, в общем-то, и привели вас к фиаско? Может, тогда не стоило и начинать? Подумать только, сколько других замечательных вещей вы могли бы сделать за эти 30 лет! «Как знать, быть может, те мгновенья,  что протекли у ног твоих, я отнимал у вдохновенья! А чем ты заменила их?» (М.Лермонтов). Ну и закончу Б.Пастернаком. Эти его строки — напоминание, что тщеславие в любом виде творчества, в т.ч. и этюдном, не возвышает человека, а губит его. Да, композиция — это зависимость. Но зависимость высокая, жертвенная, без которой невозможно добиться ничего стоящего. Когда не было компьютеров, мы дни и ночи напролёт проводили за этой «бесполезной» забавой. Ошибались, отрекались от неё, падали от усталости — и снова начинали всё заново. Матоуш отдал за это жизнь, вы же его судьбы не желаете, она вас страшит, а не радует. В этом, вероятно, и заключается разница между большим талантом и претензией на него посредственного составителя, мечтающего о победах, которые приходят сами собой. Может быть, это вам не понравится, но зачем тешить себя ложной надеждой, что ты творец, если творчество для тебя всего лишь опасное и “никчёмное” занятие? Прощайте!«Быть знаменитым некрасиво. Не это подымает ввысь. Не надо заводить архива, над рукописями трястись. Цель творчества — самоотдача, а не шумиха, не успех. Позорно, ничего не знача, быть притчей на устах у всех… Другие по живому следу пройдут твой путь за пядью пядь, но пораженья от победы ты сам не должен отличать. И должен ни единой долькой не отступиться от лица, но быть живым, живым и только, живым и только до конца».